Реформа духовного образования Русской Православной Церкви: актуальные задачи, проблемы, перспективы

Доклад Архиепископа Верейского Евгения, председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви, ректора Московских духовных академии и семинарии
 
Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, досточтимые отцы, братья и сестры!
Уважаемые участники Международных Рождественских чтений!
 
"Архиепископ
Архиепископ Верейский Евгений, председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви, ректор Московских духовных академии и семинарии

Общественная жизнь России на протяжении многих веков имела отличительную особенность. Государственная власть и Русская Православная Церковь совместно заботились о просвещении народа и ступень за ступенью вели его к духовному совершенствованию. Это неоднократно отмечали выдающиеся общественно-политические и духовные зарубежные деятели. Один из них писал: «Бог даровал русским великое благоустроенное государство, которого они достойны, за то, что все заботы их духовные, а не телесные». Учитывая современную ситуацию в обществе и государстве, к великому сожалению можно сказать: «Бог отнял у русских великое благоустроенное государство, которого они оказались недостойны за то, что все заботы их стали телесные, а не духовные».

 

Войдя в новый XXI век, мы особо осознали роль образования в духовно-нравственном возрождении страны, как уникальной области в жизни общества, где соединяются духовное и материальное; прошлое, настоящее и будущее нашей страны; где зарождается и формируется облик современного человека. Именно здесь, на наш взгляд, возможно объединение усилий государства, Церкви и общества вокруг центральной темы: образование и воспитание в будущей России.

В прошлом 2005 году Московская Духовная Академия отметила 320-летний юбилей, который побуждает нас задуматься не только о преемственности образовательных традиций духовных школ, но и о той тесной связи, к сожалению, сегодня почти забытой, которая в свое время существовала между высшей духовной и светской школой. Когда мы говорим о том, что Славяно-греко-латинская академия, преемницей которой стала Московская Духовная Академия, - это первая высшая школа в России, то тем самым мы не просто хотим констатировать теперь уже многими забытый факт, но и напомнить современному поколению людей, от студентов до профессоров, о духовных, христианских истоках российской высшей школы.

Кроме того, следует помнить и о том, что русская школа православной педагогики, богословской и церковно-исторической науки сыграла существенную роль в развитии науки и религиозного образования европейских государств. Она была основой развития духовных школ многих православных стран, оказав важное влияние на феномен формирования православного образовательного пространства того времени.

К сожалению, после 1917 года произошло массовое закрытие духовных семинарий и академий, конфискация их библиотек, репрессии и изгнание учёных богословов, практическая утрата былых позиций русской богословской и педагогической школы. Российской    гуманитарной    науке    и    культуре    был    нанесён невосполнимый урон - более 70 лет 20 века были практически вычеркнуты для научного и образовательного общения духовных школ и светских университетов. Причём это происходило в период всё убыстрявшегося образовательного и информационного развития христианского мира за рубежом.

Неудивительно, что русский народ, лишённый веры в Бога, религиозных традиций образования и гуманитарных знаний, во многом утратил нравственные ориентиры. Российская гуманитарная наука оказалась отброшенной далеко назад, а богословской и церковно-исторической науке, получившей колоссальное развитие за рубежом, в нашей стране приходится заново отыскивать свои корни и достижения, возвращать права христианской составляющей в российской системе образования.

В год празднования тысячелетия Крещения Руси Промыслом Божиим начались кардинальные изменения в церковно-государственных отношениях. Русская Православная Церковь получила определенный правовой статус, значительно повысилась ее роль в жизни государства и общества. Эти изменения коснулись и системы духовного образования.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1989 года в важнейших чертах обозначил и основные моменты «перемен во всей системе духовного образования», которые впоследствии были обозначены как «реформа духовного образования». Решение этого собора о реформе может быть резюмировано в следующих положениях:

1. В связи с существенно изменившимися условиями жизни Русской Православной Церкви, с учетом новых вызовов и возможностей, должен быть произведен переход к духовной школе нового исторического этапа.

2. Каждый пастырь Церкви должен иметь высшее богословское образование.

3. Духовные семинарии должны стать церковными вузами.

4. Академии должны стать центрами научно-богословской деятельности и подготовки церковных кадров для важнейших церковных послушаний, в том числе преподавателей духовных школ.

5. Духовные училища призваны готовить церковнослужителей (в том числе и для социального служения).

Вероятно, если бы социально-политическая ситуация в стране в конце восьмидесятых, начале девяностых годов развивалась не столь стремительно, то решения Архиерейского Собора 1989 г. по вопросам духовного образования при имевшихся в то время ресурсах и возможностях могли бы быть реализованы к середине или к концу 90-х. Но жизнь внесла свои коррективы.

Начало 1990-х годов оказалось сложным и переломным периодом в истории нашей государственности. Огромная многонациональная страна переживала мучительный процесс распада. Властные амбиции политиков приводили к разрыву вековых связей, к страданиям миллионов людей. Официальная идеология   находилась      в   состоянии   глубочайшего   кризиса, стремительно деградировала основанная на ней общественная нравственность. Образовавшийся идеологический вакуум заполнялся заокеанскими проповедниками, а зачастую и просто шарлатанами, проходимцами и дельцами от псевдодуховности.

Русская Православная Церковь, пережившая десятилетия в условиях господства богоборческого режима, пребывала, говоря военным языком, в состоянии вынужденной глухой обороны. Но при этом конец 1980-х - начало 1990-х годов ознаменовались небывалым духовным подъемом, охватившим значительную часть нашего народа. Миллионы людей входили в ограду церковную, возвращались в Отчий Дом, ощущая себя наследниками заветов Святой Руси. И в этих условиях наша Церковь, обладавшая небывалым кредитом доверия у большинства наших соотечественников, должна была построить свою деятельность в изменившихся условиях своего внешнего бытия так, чтобы дать ответ на вызов времени, чтобы наглядно и зримо открыть людям ту великую истину, что христианство, как часто говорит Святейший Патриарх, есть основание жизни человека, а Христос - высшая ценность, отвергнуть которую равносильно духовной смерти.

Перед Русской Православной Церковью, перед всеми её верными чадами, стоял в те годы целый комплекс сложнейших нерешенных задач, разрешить которые по человеческим меркам казалось делом неосуществимым.

Определяющими в этот период стали вопросы пастырского служения. В жизнь Церкви входило огромное количество людей, часто смутно представляющих себе основные понятия и алгоритмы духовной жизни. Часто на путь пастырского служения вступали люди не достаточно подготовленные. Сегодня большинство из них обрело духовный опыт. Но в те времена наставники вместе со своей паствой проходили первый этап жизни в Церкви.

И одним из ответов на вызовы того периода было решение о реформировании духовного образования, главной целью которого была определена подготовка духовно стойких, высокообразованных пастырей, способных повлиять на нравственную атмосферу в приходской общине, а через неё в семье и обществе, способных быть духовными лидерами для молодых людей.

Начиная реформы, мы чётко понимали, что они должны способствовать созданию эффективной образовательной системы Церкви. Как не может быть образование ради образования, так не может быть реформа ради реформы. Мы должны, прежде всего, ясно понимать, какие кадры нужны сегодня Церкви, с какими знаниями, навыками и способностями, куда и в каком количестве они должны направляться. Образовательная система Церкви должна быть четко соотнесена как с кадровой политикой, так и с теми стратегическими задачами, которые стоят сегодня перед Церковью и для осуществления которых требуются подготовленные специалисты. При этом, по мысли Его Святейшества,       «Стяжание   подлинной   духовности»,   остается приоритетной задачей для студентов и преподавателей духовных школ.

Начиная реформы, корпорация учащих и учащихся духовных школ, помнила о многовековом достойном служении Отечеству преподавателей и выпускников семинарий и академий Русской Православной Церкви. Ибо это служение входило в те идеалы, которые «заключались в вере, осмысленной и обоснованной знанием, и в науке, очищенной и возвышенной парениями веры». Восстановление в полной мере в духовном и светском образовании этих идеалов - именно в этом все мы видим главную цель предпринимаемых реформ.

К началу осуществления реформ Русская Православная Церковь располагала лишь двумя духовными академиями, тремя семинариями и несколькими духовными училищами. В это время Священноначалие нашей Церкви делает все возможное для возрождения региональных духовных школ. Наряду с миссионерской и храмо-строительной деятельностью первостепенной задачей становится открытие епархиальных училищ и семинарий. Поскольку многие из них создавались практически на пустом месте, то очень остро почувствовалась нехватка преподавательских кадров, учебных и методических пособий.

В новых условиях бытия Церкви Святейший Патриарх Алексий II возложил на Московскую и Санкт-Петербургскую духовные академии особо ответственную миссию кузницы кадров для   открывающихся   духовных   школ   и   вновь   создаваемых епархиальных подразделений. Именно выпускники и преподаватели Московской академии вместе с питомцами Санкт-Петербургских духовных школ возглавили в 90-х годах дело возрождения духовного образования.

В начале 90-х годов по благословению Святейшего Патриарха Алексия II начинается работа по изменению учебного плана и программ Московской духовной семинарии. В семинарскую программу были введены следующие дисциплины: патрология, введение в философию, церковное право, церковное искусство, история России, история религий, организация приходской жизни. По сути, в русское духовное образование вернулись те научные и церковно-практические направления, которые были исключены из учебных программ духовных академий и семинарий в годы хрущевских гонений по требованию безбожной власти.

Задачи реформы духовной школы, определенные в 1989 г., вновь были поставлены на повестку дня Архиерейского Собора 1994 г. Реформа духовного образования стала одной из важнейших тем Собора. В докладе Святейшего Патриарха на Соборе подчеркивается, что «В духовной школе ... складывается будущее Церкви; от состояния школы во многом, если не сказать в главном, зависит облик Русской Православной Церкви в XXI веке».

В Определении Архиерейского Собора 1994 г. неоднократно говорилось о «новой системе богословского образования». Важнейшим ее элементом должно быть «высшее богословское образование для священнослужителей, преподавателей религии и катехизаторов» (п.5). В связи с этим «делом особой важности должно стать постепенное преобразование духовных семинарий в высшие учебные заведения, каковыми они призваны стать в новой системе богословского образования» (п. 12). В то же время «на базе духовных академий целесообразно создать постдипломную систему научно-богословской специализации» (п. 8). «Новая система богословского образования должна включить специальную подготовку для священников, осуществляющих пастырскую работу в Вооруженных Силах и в местах заключения, а также постоянно действующие структуры поддержания и повышения уровня богословских и иных специальных знаний» (п.7). Нацеливая духовные школы на реформу, Освященный Архиерейский Собор полагал необходимым «продолжить совершенствование существующей ныне системы. Это совершенствование должно быть направлено на решение главной проблемы, стоящей сегодня перед духовной школой: скорейшую подготовку кадров» (п. 10).

В том же году по инициативе Святейшего Патриарха состоялось первое совещание ректоров духовных учебных заведений, где Святейший Патриарх затронул вопрос о государственном признании духовного образования.

Процесс коррекции учебных планов и программ очень скоро потребовал четкой координации и планомерной работы. В 1995 году Священный  Синод поручает Учебному комитету начать процесс по выработке новой концепции духовного образования Русской Православной Церкви.

Уже в 1996 году в рамках образовательной реформы Московская духовная академия и, соответственно, входящие в ее структуру Московская духовная семинария, Регентская и Иконописная школы получили государственные образовательные лицензии. Начинается процесс государственного лицензирования российских духовных школ.

По благословению Святейшего Патриарха с 1998/99 учебного года несколько семинарий РПЦ начинают обучение по новой, пятилетней программе. В учебный план семинарии вошли новые предметы: апологетика, византология, история философии, история русской религиозной мысли, экономика прихода. В этот период особое внимание обращается на практическое осуществление реформы. Состав преподаваемых дисциплин, учебные программы, методика преподавания, успеваемость студентов - ничто не является второстепенным.

Вскоре преобразования затронули Московскую и Санкт-Петербургскую духовные академии. Обновленная Академия стала готовить студентов по трехлетней программе на четырех отделениях: библейском, богословском, историческом, церковно-практическом; по девяти специальностям: ветхозаветная библеистика, новозаветная библеистика, богословие, патрология, общая церковная история, история Русской Православной Церкви, литургика, каноническое право, пасторология. Был введен также целый ряд новых дисциплин и спецкурсов,    при    этом    особое    внимание    стало    уделяться исследовательской деятельности.

Важной вехой в жизни Русской Православной Церкви стало проведение Юбилейного Архиерейского Собора 2000 г. Этот собор, состоявшийся на рубеже тысячелетий, действительно стал выдающимся событием церковной жизни, соединив осмысление церковного прошлого, символизированного канонизацией сонма новомучеников, с устремлением в будущее, что было отмечено принятием «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви».

В сфере духовного образования этот этап характеризуется началом взаимодействия Учебного комитета с государственными структурами в направлении решения задачи государственного признания богословского образования. Впрочем, эта новая задача ни в коей мере не рассматривалась в качестве самоцели. Так, анализируя ход реформы духовного образования на Юбилейном Архиерейском Соборе, Святейший Патриарх отмечал: «само по себе продление четырехлетнего семинарского образования на один год не превратит семинарию из среднего учебного заведения в высшее, если не будут приняты меры по радикальному улучшению качества преподавания. Точно так же и сокращение срока обучения в духовной академии не придаст ей характер подлинного научного центра, если не будут задействованы дополнительные научные резервы, не будут привлечены новые преподавательские кадры (в том числе и специалисты из светских высших учебных заведений) ... Нужен новый подход не только к программам, но и к самому учебному процессу ... Студентов следует обучать методу научного исследования, прививать навык самостоятельной работы с источниками».

Важно отметить, что и в межсоборный период Святейший Патриарх неизменно уделял самое пристальное внимание ходу реформы духовной школы. Так, в своем программном выступлении на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 16 марта 2002 г. он высказался по целому ряду значимых вопросов: «Зачем нужна реформа Духовной школы? ... Она потребовалась не потому, что раньше в духовном образовании все было плохо, а теперь все, наконец, должно прийти в норму. Реформа вызвана тем, что радикально изменилась историческая ситуация, в которой сегодня Церковь призвана нести свое свидетельство и служение миру, осуществлять свою спасительную миссию. А это, в свою очередь означает, что будущим пастырям Церкви необходимо дать такой уровень образования, который будет соответствовать нуждам и задачам Русской Православной Церкви в данный исторический момент ее земного бытия. Весь учебный процесс должен основываться на церковном, святоотеческом предании. При этом не следует думать, что изучение языков, в особенности древних, является пустой тратой времени. Ведь именно на этих языках записано Божественное Откровение - и без их изучения невозможно подлинное врастание в церковную традицию».

Одним   из   дискутируемых   сегодня   положений   реформы духовных школ является привлечение в ее рамках важнейших элементов светского гуманитарного образования в систему образования духовного. Для некоторых такая задача представляется искажением целей духовной школы. Для кого-то, напротив, возрастание «светскости» в духовной школе кажется единственно возможным средством повышения уровня образования. Считаем необходимым внести здесь ясность. Светское гуманитарное образование не должно являться самоцелью - оно в конечном итоге - лишь инструмент, но инструмент весьма и весьма важный. Инструмент для лучшего усвоения церковного опыта, совершенствования миссии, повышения общей культуры, в том числе, культуры диалога.

Начало деятельности «новой» академии, а также развитие научной деятельности реформированных семинарий поставило ряд новых вопросов - о роли и значении научно-богословской деятельности в духовных академиях, о ее внутрицерковной координации, о необходимости четкого определения структуры церковных ученых степеней и ученых званий, а также определения процедур их присвоения. Не менее важным оказался и вопрос о взаимодействии со светской наукой, и, соответственно, вопрос о государственном признании. Эти вопросы обсуждались в рабочей группе «Богословие и богословское образование» на Архиерейском Соборе 2004 г. Результатом этого обсуждения стали следующие предложения:

1. Богословие   и   церковная   наука   являются   служением Церкви,  приобретающим сегодня особое значение. Богословие необходимо для нахождения согласных с Церковным Преданием ответов на актуальные вопросы церковной жизни.

2. Богословие, церковная наука и духовное образование составляют единый комплекс. Без повышения уровня богословского образования невозможно развитие богословских исследований, и, наоборот: в ходе образования необходимо осваивать богатейшее наследие богословия и церковной науки.

3. Важным фактором дальнейшего развития богословия, церковной науки и духовного образования следует считать усиление общецерковной координации в данных направлениях.

4. Следует налаживать взаимодействие церковной и государственной систем образования на благо Церкви и общества.

5. Целесообразно ускорить процесс получения государственного признания духовных школ Русской Православной Церкви.

6. Считать целесообразным учреждение Аттестационной комиссии Учебного комитета для организации необходимых процедур и правил по защите и присуждении ученых степеней и ученых званий.

7. В отношении семинарий, соответствующих уровню вузов, Учебному комитету необходимо предложить Священному Синоду единую систему учреждения в них кафедр, проведения научной работы, учреждения научных званий для преподавательского состава.

8. Считать необходимым создание единой кадровой системы Русской    Православной    Церкви,    важнейшим    составляющим элементов которой должна стать система духовного образования Русской Православной Церкви.

Можно с уверенностью сказать, что первым итогом реформы стало существенное повышение уровня образования и научной работы в духовных школах Русской Православной Церкви. Примечателен и тот факт, что совершенствование духовного образования, исключительно исходя из задач, стоящих сегодня перед Церковью, подняло научную работу и образовательную деятельность в Академиях и во многих семинариях до уровня требований государства к светским вузам. Именно такой путь к государственному признанию духовных учебных заведений Святейший Патриарх имел в виду, говоря, что «духовные школы, включаясь в современную систему образования, не должны терять сокровища, которые были накоплены за более чем трехсотлетнюю историю их существования». В этом смысле государственное признание духовных учебных заведений - не цель, а следствие реформы духовного образования, проводимой исключительно из необходимости обеспечения такого уровня подготовки пастырей, «который будет соответствовать нуждам и задачам Русской Православной Церкви в данный исторический момент ее бытия».

Сегодня Церковь осуществляет своё образовательное служение в условиях вновь обретённой свободы, в совершенно новой социально-исторической ситуации, новых потребностях общества и самой Церкви.

Ограниченная в своём образовательном служении теми политическими, культурными и правовыми особенностями, которые характерны для современной эпохи, Церковь и её духовные школы помнят слова Апостола Павла: "Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере некоторых". Следуя этому призыву, Церковь адаптирует формы своего свидетельства, в том числе преподавание знаний о православии, к реальным условиям современного общества, не изменяя при этом своей вере и Церковному преданию. Универсальность образовательной миссии Церкви предполагает различие и многообразие форм её существования.

Многими Православными Церквами была усвоена традиция теологических факультетов в светских образовательных учреждениях и богословских институтах, учреждаемых религиозными организациями и признаваемых государством. Эта форма была воспринята и в Русской Православной Церкви. При поддержке Святейшего Патриарха Алексия в нашей стране открыты и развиваются богословские высшие учебные заведения и православные теологические кафедры и факультеты в государственных и негосударственных вузах. Русская Церковь также восприняла и развивает такие формы как многопрофильные православные вузы, дистанционное обучение с помощью Интернета, краткосрочные курсы богословского обучения и многое другое.

3 февраля 2006 г.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×