Протоиерей Николай Ведерников: «Наша религия – это любовь ко Христу, и больше ничего!»

Часть 1

9 июня 2020 года, на 92-м году жизни, отошел ко Господу известный церковный композитор, заштатный клирик храма Мученика Иоанна Воина на Якиманке г. Москвы протоиерей Николай Ведерников – старейший клирик Москвы.

Говорите Ему все, Он обязательно отзовется

– Как совмещать повседневную жизнь и обязанности православного христианина?

Дело в том, что каждый из нас, мы должны знать это, является храмом живущего в нас Духа Божия. Это же известные слова: «Разве вы не знаете, что вы – храм Божий» (1 Кор. 3, 16), так говорит апостол Павел. Он говорит именно об этом. То есть цель посещения храма (вещественного, так сказать, храма) – это забота о нашем нерукотворном храме. То есть каждый из нас является храмом, а это очень многое значит.

Я прихожу в храм Божий, чтобы встретиться с Господом Иисусом Христом. Я всегда говорю всем на Исповеди, что наша религия – это любовь ко Христу, и больше ничего! Именно любовь ко Христу!

Очень часто люди забывают об этом: забывают о том, что нет другой цели у нас, кроме как стяжания благодати Святаго Духа.

Так преподобный Серафим Саровский и говорил: «Цель христианской жизни – стяжание благодати Святаго Духа». А как ее получить? А получить можно таким образом, чтобы использовать все те средства, которые у нас есть. Что есть главное? Это, прежде всего, встреча со Христом.

Люди иногда думают, что вот: поставил свечку, отбил поклоны, вычитал правило какое-то, – и что это будто бы главное. У них внимание уходит на второстепенное. А главное – это встреча со Христом, это – любовь ко Христу.

Я прихожу в храм Божий, чтобы встретиться с Господом Иисусом Христом

Поэтому я и говорю людям: смотрите, чтобы каждый день не пропал у вас даром, в смысле встречи со Христом. Поэтому я всем рекомендую одну главу Евангелия прочитывать ежедневно.

Важнее всех молитвенных правил является прочтение одной хотя бы главы Святого Евангелия каждый день, потому что это – встреча со Христом.

Кроме чтения этой главы, я всегда говорю: лично, своими словами беседуйте с Господом. Рассказывайте Ему, как прошел у вас день, какие обстоятельства в вашей жизни случились, какие трудности встретились на вашем пути. Говорите Ему все, Он обязательно отзовется.

Лично, своими словами беседуйте с Господом

То есть, когда вы встаете с утра, говорите: «Господи, благослови меня на предстоящий день, помоги мне, чтобы он прошел без греха...». А в конце дня – обязательно благодарите Господа, надо об этом не забывать. Люди забывают! К сожалению, потому что знают вроде бы об этом, но вместе с тем и забывают.

Рекомендую перед тем, как ко сну отойти, в обратном порядке просмотреть свой день. И если я чем-то согрешил, принести мысленно покаяние. Это независимо от Исповеди у священника – а просто: «Господи, прости! Вот, я осудил человека... Встретил человека, у нас состоялся разговор, и я осудил ближнего мысленно! Господи, прости!» И Господь обязательно простит, если ты искренне покаешься в этом. Это не значит, что ты потом не пойдешь на Исповедь и не будешь исповедоваться: ты потом принесешь свою Исповедь священнику и через таинство получишь разрешение грехов, но, независимо от этого, каждый из нас может покаяться пред Господом, и Господь сразу же его простит, если он искренне это сделает. И обязательно благодарить за прошедший день...

Послужить людям. А через людей – Господу

У нас с матушкой были замечательные духовники. Первым был отец Николай Голубцов, всем известная личность, а после него был отец Владимир Смирнов, который служил в храме Илии Обыденного. А последний, самый значительный духовник – это был отец Василий Серебрянников, очень известный духовник. Он умер очень стареньким, но тем не менее мы регулярно с матушкой у него исповедовались. Это был замечательный духовник!

В настоящее время, к сожалению, таких встретишь редко! Последним, у кого я исповедовался, был отец Герасим Иванов, который скончался в возрасте 94 лет. Это был художник замечательный и замечательный священник. А теперь, вот, я осиротел в этом плане. Но, думаю, поскольку Господь меня еще держит на земле, то пошлет и священника, которому я могу поисповедоваться. Мне этого очень хочется...

– Отец Николай, вы опытный священник, в течение многих лет предстоящий престолу и совершающий литургию. Вы многих и многих исповедуете. Не могли бы вы сказать, какие грехи наиболее частыми являются, например, в течение последних десяти лет?

Люди каются почти в одном и том же

– Прямо могу сказать, что люди каются почти в одном и том же. Это – раздражительность. Это – осуждение людей. Это – зависть. Ну, и, конечно, празднословие. Некоторые каются в сквернословии, если бывают, к сожалению, такие случаи. Реже – это злопамятство. Это когда помнят обиды. Я стараюсь, прежде всего, искоренить всякое злопамятство в людях. Но вот главное: осуждение и раздражение, гневливость, обидчивость. Вот эти частые грехи. Подходит человек на Исповедь, и как раз эти грехи называет...

    

Еще у меня такая обязанность, о которой я не сказал: это два раза в год провести общую Исповедь. Первую Исповедь я провожу накануне субботы первой недели Великого Поста, потому что по традиции у нас полный храм причащается на первой неделе в субботу. Все прослушали канон Андрея Критского, который длился в течение первых четырех дней недели, и вот, в пятницу вечером я всегда провожу общую Исповедь. Храм всегда переполнен... А потом уже подходят ко мне на индивидуальную Исповедь – какие грехи у кого есть, я их разрешаю.

И вторая Исповедь – перед Великим Четвергом. В Великую Среду вечером так же провожу такую же общую Исповедь, а потом все причащаются на Тайной Вечери в Четверг.

Вот такие у меня обязанности, которые отец настоятель на меня возложил. Потому что тем самым я помогаю ему. Ему трудно, он немощен, слаб здоровьем (речь идет о протоиерее Николае Смирнове, бывшем настоятеле храма Иоанна Воина на Якиманке, Ред.), но что хорошо – у него зрение есть, поэтому он может служить. Если бы у меня было зрение, я бы, конечно, за штат не уходил, хотя и возраст у меня уже почтенный. Но тем не менее, слава Богу, хоть что-то у меня осталось (хоть что-то!), чем могу послужить еще Господу. Это согревает мою душу и радует, что все-таки Господь держит меня на земле, и я что-то могу делать.

Хоть что-то у меня осталось, чем могу послужить еще Господу

К этому еще можно добавить, что как-то так сложилось, что по понедельникам вечером у меня дома я собираю своих духовных чад, мы говорим о слышанном в воскресный день Евангелии.

Обычно в понедельник вечером собираются люди... Сначала я рассказываю о Евангельском чтении воскресного дня, а потом каждый делится фактами своей духовной жизни. Так происходит общение между людьми, человек 10–15, иногда до 20 доходит количество человек, приходящих ко мне в понедельник на собеседование. И вот, они делятся друг с другом своей духовной жизнью, общаются. Это радует их, они хотят этого. Конечно, мне это не очень легко физически, но тем не менее это происходит.

А потом чаем всех угощаем, этим наш вечер заканчивается. Беседуем мы на разные темы: у каждого какие-то проблемы в личной духовной жизни. Они высказывают это и делятся друг с другом, хотят этого общения. И меня это радует, потому что хотя бы этим я могу послужить как-то людям. А через людей – Господу.

Вот, примерно, я обрисовал то, в чем моя деятельность заключается.

Учиться молчанию

– Сегодня, в эпоху современных электронных технологий, при сумасшедшем ритме жизни, очень редко встречается такой человек, который усердно молится Богу, посвящает много времени молитве. Чаще всего духовное заменяется материальным, но еще есть и отвлекающие моменты: телевизор, Интернет, социальные сети, развлечения... Как научиться молитве, как преодолеть в себе духовную лень и расслабленность?

– Это болезнь века, конечно: Интернет, телевидение... Я этого не одобряю в других и стараюсь предостеречь. Сам я не могу лично к этому быть причастным, потому что нет зрения, но меня это совершенно и не интересует! Единственно, что я могу сказать, это что ежедневно я уделяю время прослушиванию передач радио «Радонеж». В какое-то время слушаю интересующую меня программу, и меня это очень радует. Я очень доволен этим, благодарю сотрудников радиостанции и всех, кто устраивает эти передачи.

    

Поскольку я имею еще светское музыкальное образование, то меня очень радует, что по средам замечательный музыкант Иван Соколов рассказывает о произведениях Иоганна Себастьяна Баха, трактует их в духовном смысле, в смысле религиозном... Эту передачу, в частности, я стараюсь не пропускать.

Во всяком случае, единственное, что я сейчас слушаю, это именно «Радонеж». А что касается телевидения, то меня сейчас все это абсолютно как-то отталкивает. Поэтому я и не одобряю тех, кто к этому пристрастен.

Это заполняет жизнь и дает иллюзию какой-то деятельности... Что еще могу сказать? К сожалению, это бич наш современный. Вместо того, чтобы хотя бы прочитать даже хорошую книгу, из художественной литературы что-то прочитать, люди заполняют время этой пустотой. Это ужасно, это меня очень огорчает!

Это, конечно, многих касается: такое увлечение всеми этими средствами. Люди как бы живут переживанием чужих событий, к ним совершенно не относящихся.

Поэтому я считаю, что надо учиться молиться. Молиться и вместе с тем учиться молчать. Учиться молчанию.

Надо учиться молиться. Молиться и вместе с тем учиться молчанию

То есть мы часто привыкли очень много говорить, тем или иным образом участвовать в событиях другого человека, а вот сосредоточиться на своей внутренней жизни мы часто не любим. Не любим делать какое-то усилие над собой. В чем это усилие заключается? В том, чтобы научиться молчанию, внутреннему покою.

Если ты не научишься внутреннему покою, ты не сможешь воспринять и другого человека, даже твоего близкого, который живет с тобой рядом.

Потому что, чтобы встретиться с человеком, надо уметь выслушать его. То есть надо уметь слушать. А мы сейчас этого не любим: нам говорит человек, а мы ему – свое в ответ. Стараются сейчас люди сразу придумать, что и как ответить, вместо того чтобы просто услышать человека. Просто услышать, встретиться с ним. К сожалению, этому надо учиться.

Я стараюсь это в себе воспитывать. Я уже старый человек, немощный, и я лично стараюсь каждый день внутренней молитвой заниматься. То есть, в частности, я очень дорожу Иисусовой молитвой, и стараюсь, чтобы каждый день – хоть сколько-то времени – но я бы был в молитве.

Помните всегда слова апостола Павла: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите!» (1 Фес. 5, 16) За все! Это ведь апостола Павла слова! Вот, я стараюсь эти слова и людям говорить, и сам, елико возможно, исполнять, насколько у меня хватает сил. Непрестанно молитесь, и за все – и за радость, и за скорби, и неприятности, и за все, что угодно, – благодарите Господа в конце дня. Понимаете, вот что нужно! То есть личные отношения с Господом Иисусом Христом.

За все – и за радость, и за скорби, и неприятности, – благодарите Господа в конце дня

Это самое главное. Наша религия – это личная встреча со Христом и любовь ко Христу. И больше ничего! Вот, если все это делать, если в этом упражняться, то, я считаю, ты будешь уже на пути спасения.

Потому что если ты со Христом, то кто же тебя сможет сбить с толку? Никто! Потому что, если я со Христом, то я как бы в защите, в большой защите. И главное – уже на земле исполнять слова: «Ищите прежде Царствия Божия и правды его, а все остальное приложится вам» ( Мф. 6, 33).

«Ищите прежде Царствия Божия и правды его»: я всегда стараюсь людям напоминать эти слова. И надо, естественно, с себя начинать, потому что одно – говорить людям, а другое – исполнять самому. И если я хоть что-то в этом направлении сделаю по отношению к себе, то я почувствую, что я имею как бы право – моральное и духовное – говорить другому. А если я этого не делаю, то я подобен фарисею, как Христос говорит: они учат, а сами и пальцем не шевельнут, чтобы это исполнить самим. Поэтому очень важно трудиться над собой.

И хотя я человек немощной, меня как-то поддерживает сознание, что я живу не зря, что дни жизни Господь дает зачем-то. Я не знаю, сколько он даст еще, но мне уже очень   много лет все-таки. Люди умирают в разном возрасте, а я уже сколько времени живу...

Нужно послужить еще

– Мы должны молиться и за врагов, но как прийти в такое состояние, чтобы со смирением принимать то, что тебе делают враги – люди, которые сознательно хотят тебе зла?

– У меня врагов нет и никогда не было (смеется) ни в молодости, ни в старости. И я за это благодарю Господа. Христос говорит: «благотворите врагам...» (ср. Мф. 5, 43). А какие враги, если у меня их нет?! У меня в опыте не было такого, чтобы у меня был кто-то враг, кто-то мне активно делал зло... Таких людей не было и нет сейчас, мне кажется. Просто не было, понимаете?

Ну, как можно сказать? В период обучения, в студенческие годы, в школьные, тем более, годы... И дальше – служение в Церкви... Никаких врагов у меня не было! Поэтому и опыта такого нет у меня, опыта общения с врагами. И это слава Богу!

Все, кто рядом со мной, для меня дороги

Все, кто рядом со мной, для меня дороги, и мне хочется послужить им как-то, понимаете? Послужить хоть чем-то.

В данном случае круг этих людей довольно ограничен – это те, о ком я вам сказал, кто приходит ко мне на беседы, на Исповедь в храм. Есть самый близкий мне человек, который и духовно мне близок...

    

Есть раб Божий Александр, который постоянно обо мне заботится: о питании, о том, чтобы приготовить обед (хотя у него своя семья – и жена, и родственники). Я считаю, что этим подвигом он просто зарабатывает Царствие Божие, и Господь посылает ему Свою милость за то, что он мне так помогает. И это ведь сложилось еще очень давно, очень давно... Я сейчас даже не помню, но это можно уточнить, как он попал в круг моей жизни, и продолжает сейчас иметь ко мне отношение, ухаживать за мной и делать все, что нужно.

То есть все люди, которые меня окружают, – люди мне дорогие. Никаких врагов, никаких трений у меня ни с кем нет. Может быть, тут причиной мой характер, уж я не знаю, но, во всяком случае, я очень этому рад и благодарен Богу за это.

А уж когда Господь возьмет меня, на это уж Его святая воля. Тут я ничего не могу сказать. Поскольку дает еще жизнь, наверное, нужно послужить еще! Хоть чем-то, хоть что-то – но все-таки еще сделать для людей. И таким образом, может быть, Господь меня тоже спасет для вечной жизни.

– Наша Церковь сегодня живет и осуществляет свое служение, будучи независимой от государства. Но церковные новости и проблемы часто обсуждаются и в Интернете, и в СМИ – на телевидении, в прессе, на радио. И кажется, что Церковь подвергается гонениям настоящим иногда, так что до полной свободы далеко. Например, вспомним пляску кощунственную скандальной группы в храме Христа Спасителя. Верующие, оскорбленные в своих религиозных чувствах, вынуждены реагировать на эти выпады. И создается иногда порочный круг: нас обвиняют – мы защищаемся... Может быть, людям православным не стоит так остро реагировать на разные провокации со стороны?

– Да, пожалуй. Вспомним слова Спасителя: «Научитесь от Меня, потому что Я кроток и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим...» (Мф. 11, 29). Кроток и смирен сердцем...

То есть мы вспоминаем всегда поведение Спасителя среди Его окружения: меня всегда больше всего ранит, когда я читаю Евангелие о последних днях земной жизни Спасителя.

У меня вызывает какое-то отвращение это окружение Спасителя в те дни: эти первосвященники, фарисеи, книжники... Это отвратная, мерзкая публика. Я считаю, что враги Христа – это и мои враги, понимаете? Как я о них что-то могу думать хорошее? Конечно, не могу.

И я читаю все это с болью в сердце каждый год, потому что это связано с церковным кругом богослужений, предпасхальным периодом: все то, чему подвергся Христос перед распятием. Так вот, если Господь подвергся такому, то что же говорить о нас? Что же говорить о нас?!

Я жил в советское время, я родился в 1928-м году, и Господь меня уберег (я очень благодарен еще Господу за то, что Господь меня уберег) от всякой военной службы. Не говоря уже о том, чтобы на фронте быть. Понимаете, Господь меня уберег! Он дал мне родиться в такое время, что я нигде в этом не участвовал... Я всегда говорил, что не хочу изучать военное дело – способы убивать людей. Конечно, я проходил этот предмет – военное дело, но учиться убивать людей – для меня это было очень тяжко.

Но тем не менее Господь все так устроил, что все это кончилось на моей памяти, и я не принял в этом никакого участия. Не говоря уже о фронте, о войне.

Война случилась, когда мне было 13 лет, всего-навсего 13 лет. Некоторое время мы жили в голоде и в холоде, а потом дедушка меня взял к себе. Это мой дедушка по матери, он был профессором глазных болезней. Я окончил седьмой класс и учился в Уфе. А потом вернулся в Москву.

То есть моя церковная карьера, если можно так сказать, началась с того, что я прислуживал во время архиерейских богослужений. С этого началось все!

Когда меня начали учить музыке, я чувствовал, что у меня нет такого дарования и любви к музыке, которые нужны были бы для того, чтобы создать карьеру в этом плане. Но я не бросил заниматься. И рад тому, что не бросил. С семи лет я начал учиться музыке на скрипке, потом композиции, консерваторию закончил по двум факультетам: по оркестровому факультету и по композиции. Это я все завершил и поставил точку, так сказать.

С удовлетворением повторю, что я не бросал, у меня такой просто характер: исполнить послушание все, до конца довел и поставил точку.

А параллельно моим увлечением всегда было богослужение, наше православное богослужение. В этом смысле Господь мне даровал возможности общаться с замечательными иерархами. Прежде всего, конечно, это был Патриарх Сергий (Страгородский), у которого я был книгодержцем во время богослужения. У него Патриаршество было небольшое, сравнительно короткое, по-моему, 8 месяцев всего. Мы много общались, я ему играл на фисгармонии церковные песнопения, очень любил его. Хотя он в 78 лет скончался, он был по здоровью очень дряхлым.

Потом, конечно, Патриарх Алексий (Симанский). Это человек, который был для меня образцом во многом. И в смысле манеры богослужения, и отношения ко всему, к вещам. Для меня было большим счастьем иметь общение с таким человеком.

Сначала я ему прислуживал, потом он рукоположил меня в сан диакона, в 1958-м году. А в священники рукоположил меня уже будущий Патриарх Пимен (Извеков), в 1961-м году. Вот, в 1961-м году я был уже в сане священника. А с июня 1958 года был диаконом. Это все были великие церковные иерархи, так что я считаю счастьем, что имел с ними общение во время богослужения и в жизни.

– Вы сказали о том, что заканчивали консерваторию. А какое место заняла в вашей жизни музыка? Что вы можете сказать о церковной музыке, о церковных песнопениях, о клиросе? Вы когда-нибудь сами занимались на клиросе, пели?

У меня сейчас есть произведения, которые исполняются в храме

– Я даже много сочинял церковной музыки, у меня сейчас есть произведения, которые исполняются в храме. Сочинять церковную музыку я начал в тот период, когда происходили выборы Патриарха Алексия I. Когда я прислуживал в соборе, то регент Патриаршего собора знал, что я учусь музыке и могу ему помочь. Подготовка к первому духовному концерту как раз, по-моему, происходила во время выборов Патриарха Алексия I. Это был духовный концерт в Большом зале консерватории, на котором пел Патриарший хор, там пели Козловский, Шпиллер, еще целый ряд выдающихся солистов. И вот, я помогал регенту давать тон на скрипке. Это было за кулисами во время концерта. А потом регент просил меня написать мое первое песнопение: «От Восток солнца до запад», на встречу церковных иерархов.

В то время в храме Воскресения Христова в Сокольниках проходили заседания по избранию Святейшего Патриарха. И туда приезжали иерархи разные. И я помню, что я написал песнопение «От Восток солнца» – первое, что меня просил регент. Ему хотелось разнообразить богослужение – когда иерарх торжественно входит в храм, надо именно это песнопение исполнять: «От Восток солнца до запад хвально имя Господне, буди имя Господне благословенно от ныне и до века...». Это первое, что мне пришлось написать...

Потом он просил меня написать «Богородице Дево», такое маленькое песнопение.

После этого я занимался тем, что написал Литургию, а также и Всенощное бдение. Оба этих сочинения были написаны на древние напевы. Последнее, что я сделал, – я написал «Херувимскую песнь» и четыре одночастных концерта, хоровых. Рождественский, святителю Николаю – «Правило веры», Великого Поста – «Душе моя» и Пасхальный концерт «Плотию уснув».

У известного журналиста и издателя Андрея Золотова жена – регент. Она очень хороший регент, и она исполняла концерт «Путь к Пасхе», начиная с композиторов прошлых столетий до современности. И там как раз исполнялось мое песнопение «Плотию уснув», Пасхальный концерт одночастный.

К сожалению, сейчас из-за отсутствия зрения запись музыки представляет для меня большое затруднение. Я не могу писать, потому что фактически ничего не вижу. То есть я могу наиграть что-то, но кто-то другой должен записать, перевести на ноты. Я просто сейчас не могу записывать.

Так вот, что касается духовной музыки, у меня практика есть.

– А что касается классической музыки, как вы к ней относитесь: например, к произведениям Бетховена, Шопена, Брамса... Если да, то что вас особенно в ней привлекает, какие струны души затрагивает?

– Мой любимый композитор – Иоганн Себастьян Бах, это я могу сказать еще с тех пор, когда, помню, был первый концерт в Рахманиновском зале. Помню, не то «Декабрьские вечера», не то еще какие-то сезоны, в общем, осень какая-то была, когда исполнялось мое произведение. Это было давно. И тогда меня как раз спросили: «Какой у вас самый любимый композитор?» Я ответил, что Иоганн Себастьян Бах. У других композиторов отдельные произведения, конечно, есть для меня ценные. Я люблю и сам играл и Бетховена, и Шопена. Но главное для меня, конечно, Бах. Это как Евангелие для меня, это я чувствую, как свое дыхание, понимаете?

Главное для меня, конечно, Бах. Это как Евангелие для меня

Какие я слушал произведения всегда? Месса си-минор, «Страсти по Иоанну», «Страсти по Матфею».

Помню, было событие, когда в Москву в 1950-е годы впервые приехал хор мальчиков из Лейпцига (где был кантором Бах в свое время), и такой регент – Гюнтер Рамин, который руководил этим хором, и исполняли они «Страсти по Иоанну».

Я эту вещь очень люблю, у меня записи были, которые я слушал... Так что произведения Баха для меня – это некое питание. Я чувствую так, что он жил как будто в то время, когда и Христос жил. Он настолько был проникнут вот этим Евангельским духом, что, пока я учился музыке, я любил играть, прежде всего, именно Баха.

У других композиторов отдельные произведения я любил. Бетховена играл 14-ую сонату, 23-ю сонату и 32 вариации. Ну, и, конечно, более простые произведения, когда учился в музыкальной школе.

Моцарта сонатины играл. Моя жена тоже была музыкантом, она училась у Зака, в свое время закончила консерваторию по классу фортепиано.

(Окончание следует)

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Евангелие учит сверхлюбви Евангелие учит сверхлюбви
Памяти протоиерея Николая Ведерникова
Евангелие учит сверхлюбви Евангелие учит сверхлюбви
Памяти протоиерея Николая Ведерникова
«Если надо помочь ближнему, то всё оставляй: все правила, молитву, Псалтирь, чтение, даже иногда службу в храме. Помощь ближнему – это святое дело!»
Он мог каждому настроить его подлинное звучание в этом мире Он мог каждому настроить его подлинное звучание в этом мире
Памяти протоиерея Николая Ведерникова († 9.06.2020)
Он мог каждому настроить его подлинное звучание в этом мире Он мог каждому настроить его подлинное звучание в этом мире
Памяти протоиерея Николая Ведерникова († 9.06.2020)
В нашей памяти отец Николай запечатлелся прежде всего как пастырь. Батюшка зрел в самое сердце – моментально. Всегда был рядом, когда стрясется какая беда. А скольких он крестил, повенчал у себя дома!
«Чужую боль он принимал в свое сердце» «Чужую боль он принимал в свое сердце»
Марина Чижова
«Чужую боль он принимал в свое сердце» «Чужую боль он принимал в свое сердце»
Памяти архимандрита Модеста (Потапова)
Марина Чижова
«Главное – старайтесь никогда не забывать о Боге. Что бы вы ни делали, где бы ни были, а в мыслях, в сердце своем всегда держите мысль о Боге – и вы всегда будете с Богом» – из наставлений архимандрита Модеста (Потапова).
Комментарии
Вадим 5 июля 2020, 00:19
Любовь ко Христу и к Богу - это научиться делать то что делал Христос, и делать то, чему Он нас учил. Это и есть исполнять учение Христа полностью
Тамара 30 июня 2020, 20:14
Очень тёплая и интересная статья. Царствие Небесное и вечная память батюшке Николаю.
Ирина30 июня 2020, 13:41
Благодарю за прекрасную статью !!!
Елена30 июня 2020, 11:20
Упокой Господи раба твоего новопреставленного протоиерея Николая! Прости ему все его согрешения и даруй ему Царствие Небесное!
Виктория29 июня 2020, 08:59
Cпасибо за прекраснейшую статью.Ее можно сравнить с глотком свежего воздуха.Научиться бы следовать этим духовным советам.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×