Ленинград, Берлин, Прага...

Военные крохотки

Зажигательная авиабомба

Вспоминает Борис Васильевич Зубков, блокадник, ветеран Великой Отечественной войны.

Война застала его в Ленинграде, когда ему было 16 лет. Борис работал на строительстве Лужского рубежа, затем — на ремонте аэродрома в Пушкине. Из Пушкина уходил вместе с последними беженцами. В Ленинграде стал работать слесарем в автомастерской. Состоял в группе самообороны ПВО родного дома на Конной улице.

Однажды началась бомбежка. Борис выбежал на чердак. И вдруг в углу металлической кровли он заметил быстро расширяющийся круг. Это плавился металл от термитной жидкости, выливавшейся из бомбы. Борис понял, что надо немедленно что-то делать, иначе беды не миновать.

Он схватил щипцы со стенки и, вылезши через слуховое окно, увидел фугасную бомбу в углу крыши, недалеко от водостока. Сгоряча он решил было скатиться, но в последний момент остановился: крыша крутая, бордюр низкий, если свалишься, то и костей не соберешь. Кое-как аккуратно сполз вниз, ежесекундно рискуя свалиться. Подхватил бомбу, когда она почти расплавила крышу, и сбросил вниз. Внизу зааплодировали.

Позднее сосед принес ему газету: «Читай. Это про тебя». И точно: статья «Подвиг юных защитников Ленинграда» рассказала и об этом эпизоде.

Ёлки и покойники

Декабрь 1941 года. Остановились трамваи. Перестал работать водопровод. Не стало электричества. Булочная рядом, но в ней давали только 125 грамм хлеба на день, и то необходимо было выстоять длинную очередь. Борис вместе с мамой Анной Михайловной буквально умирали от голода.

И вдруг 5 или 6 января 1942 года раздался стук в дверь — пришел Иван Васильевич, его отчим, служивший на Ладожской военной флотилии. Он был потрясен их состоянием, поскольку ничего не знал о том, что делается в Ленинграде. Иван Васильевич немедленно выложил все свои запасы — две буханки хлеба, банку сгущенки — и стал их кормить. И помимо прочего спросил у них:

— Новый год ведь прошел. Так почему же на улице елки на санках возят?

И услышал в ответ:

— Какие елки? Это трупы, зашитые в мешки, везут в покойницкую.

Как Кирилл Васильевич нарушил Гаагскую конвенцию

Вспоминает Кирилл Васильевич Захаров, уже известный читателям Православие.Ru своим рассказом о том, как он «отомстил» немцам в Берлине, раздав голодным жителям немецкой столицы весь свой паек.

Шли уличные бои во время взятия Берлина. Группа Кирилла Васильевича зачищала здание универмага. Вдруг зашатался и упал один из его товарищей. За ним — другой. Их подстрелили немецкие снайперы из близлежащего дома. Поскольку раненые солдаты были на значительном расстоянии от Кирилла Васильевича, а местность простреливалась снайперами, надо было что-то придумать. Кирилл Васильевич решил пробраться к раненым через подвал универмага. В подвале он увидел двух немцев в шинелях, но без оружия. Явно это были дезертиры.

Недолго думая, Кирилл Васильевич наставил на них карабин и скомандовал: «Gehen (идите)!» Он вывел их на поверхность и заставил взять тележку, которая была рядом. Из дома стали было стрелять, но плененные немцы закричали: «Nicht schiessen (не стреляйте)!» В ответ из дома раздалась трехэтажная немецкая брань, однако снайперы от стрельбы воздержались. Под прикрытием этих двух дезертиров Кирилл Васильевич добрался до раненых, с помощью немцев погрузил их на тележку и благополучно дошел до своих. Раненых, один из которых, к сожалению, скоро умер, отправили в медсанбат. А пленных — на сборный пункт. Война для них закончилась.

Позднее рассказывая об этом эпизоде, Кирилл Васильевич виновато улыбался: «Я ведь нарушил Гаагскую конвенцию — она запрещает принудительный труд военнопленных».

Встреча на чердаке

Вместе с группой пехотинцев Кирилл Васильевич обшаривал чердаки и подвалы, ища снайперов и фаустников. На одном из чердаков рядом с печатным станком он увидел 16-летнего гитлерюгендовца без оружия. Бежать или даже уйти тот не мог — был ранен в ногу. Он с вызовом посмотрел на советских солдат и крикнул: «Heil Hitler! Stalin caput!»

Последствия этого истеричного вопля могли быть самыми печальными, ведь многие наши солдаты потеряли своих родных и близких на войне. У Кирилла Васильевича погибли родной брат в Таллинском переходе и два дяди на Синявинских высотах. Но Кирилл Васильевич взял себя в руки и на отличном немецком ответил этому гитлерюгендовцу:

— Парень, не ори! Война вами проиграна. И скажи спасибо, что ты наткнулся на нас. Другие бы тебя пристрелили как собаку.

Парень ошалел от этой выволочки на родном языке и действительно затих. Что с ним стало дальше, неизвестно. Возможно, он уцелел и прожил свой век добропорядочного бюргера. Может, и сейчас жив.

Путь на Прагу

Во время марша на Прагу танковой армии Рыбалко, в которой служил Кирилл Васильевич, 4 или 5 мая на дороге он встретили людей в полосатых робах. Колонна остановилась. Раздались приветствия на разных языках. Оказалось, это были заключенные из концлагеря, который был брошен сбежавшей охраной. Лагерники ничего не ели в течение последних нескольких дней. Советские воины от души поделились с ними провизией и только одного не учли — не проконтролировали ее потребление. Некоторые заключенные с жадностью набросились на еду и почти немедленно скончались.

В Праге

В Праге Кирилл Васильевич увидел, как чехи выгнали из домов всех немцев (преимущественно стариков, женщин и детей) и погнали их к старой чешско-немецкой границе: «Питайтесь, как хотите, добирайтесь, как можете». В числе прочих были и инвалиды. На всю жизнь Кирилл Васильевич запомнил сцену, как к красавице-немке с великолепной прической подскочила чешка со шваброй и стала елозить щеткой по волосам.

Ещё запомнил, как чехи заставили пленных немецких штабистов, преимущественно пожилых (им было за 50, за 60 лет), босиком работать на очищении пражских улиц от баррикад и завалов. Вокруг — стекла и осколки. Кирилл Васильевич не выдержал, подошел к чеху, командовавшему расчисткой, и сказал: «Что вы делаете? Много ли они так наработают? Зачем вам инвалиды?» А чех ему в ответ: «А вы знаете, как они над нами издевались и нас мучили?..»

Кириллу Васильевичу такая «логика» была чужда и непонятна.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Вот докурят, и тогда…» «Вот докурят, и тогда…»
Роман Илющенко
«Вот докурят, и тогда…» «Вот докурят, и тогда…»
О чудесном спасении во время войны
Роман Илющенко
Это случилось летом 1942 года в смоленской деревне Малеевка, куда нагрянули каратели. Они направились по домам сгонять всех – старых и малых – к колодцу: на расстрел.
«Я не узнаю войну, про которую сегодня пишут» «Я не узнаю войну, про которую сегодня пишут»
А.М. Чернышов, рядовой 2-й Гвардейской Таманской дивизии
«Я не узнаю войну, про которую сегодня пишут» «Я не узнаю войну, про которую сегодня пишут»
Беседа с Александром Михайловичем Чернышовым – рядовым стрелком 2-й Гвардейской Таманской дивизии
Ветеран Великой Отечественной войны Александр Михайлович Чернышов, 18-летним юношей призванный в 1943 году на фронт, – о голодной жизни в тылу, контузии на фронте и своем недолгом, но страшном боевом пути.
Берлинская операция Берлинская операция
Диак. Владимир Василик
Берлинская операция Берлинская операция
Диакон Владимир Василик
Штурм Берлина завершился 2 мая, которое приходилось на Великий Вторник, день, посвященный воспоминанию Страшного Суда.
Комментарии
Татьяна12 мая 2020, 12:13
Очень ждала Вашей статьи, всегда читаю их с большим интересом, особенно о Великой Отечественной войне. Для полного понимания ценности нашей Победы, когда нет притянутых за уши "фактов",а показаны маленькие подвиги конкретных людей, но не менее героические, чем грандиозные сражения и битвы. С горечью смотрю нынешние фильмы о войне и всегда приходит одно непонимание-как же мы выиграли-то?! Ведь есть сотни тысяч наградных листов,в каждом-описание реального подвига... Мои оба деда воевали,оба-орденоносцы. Вернулся с войны только один, второй - без вести пропал в ноябре 1944. Наверно поэтому и не могу примириться с нынешними извращениями темы войны. Спасибо Вам, батюшка и низкий поклон за ПАМЯТЬ.
Александр12 мая 2020, 11:28
Спаси Господи, отче диаконе! Очень поучительные рассказы. Только в первом, скорее всего, речь идет о зажигательной бомбе, т.к. фугасная это та, которая сразу взрывается. Если возможно, то было бы неплохо сей момент уточнить и поправить. Простите.
Андрей12 мая 2020, 09:07
Чисто техническое замечание: судя по описанию бомба на крыше дома в Ленинграде была не фугасная, а зажигательная. Это очень большая разница и по поражающему действию, и по способам обезвреживания, и даже просто по массе. Если целью германского авиаудара являлись объекты инфраструктуры, то фугаски должны были весить как минимум 50 кг, а зажигалки вполне могли быть от 1,3 до 11 кг - в зависимости от ожидаемого противником типа зданий и потребной площади пожаров.
Александра 12 мая 2020, 06:14
Спаси Господи, о.Владимир. Всегда с любовью читаем Ваши очерки.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×